За самоупразднение пролетариата! (tenox) wrote in anarho_feminizm,
За самоупразднение пролетариата!
tenox
anarho_feminizm

Империализм, ИГ и курдский национализм

Мы продолжаем серию статей о курдском национализме. Сегодня мы хотели бы подробно остановиться на борьбе и союзах разных империализмов и национализмов начала гражданской войны в Сирии, на возникновении и становлении реакционно-религиозного движения «Исламское государство» и борьбе курдского национализма в лице YPG и YPJ против ИГ в боях за город Кобани. В статье также находит место критика западных и российских мелкобуржуазных левых, которые, поддерживая политику партии «Демократический союз» (PYD) в Сирии, косвенно стали частью военного альянса западного империализма и курдского национализма против ИГ.


позиции
Авиаудары ВВС США по позициям ИГ вблизи г. Кобани. 19 октября 2014 г.


Социально-революционный антиимпериализм

После того как мы выше проанализировали курдский национализм в Турции, в Северном Ираке, а также в Северной Сирии, мы хотели бы поподробнее остановиться на его роли в борьбе различных империализмов. Под империализмом мы понимаем экономическую, политико-дипломатическую и военную экспансию национального государства или национального капитала. Международные отношения между разными национальными государствами или национализмами, которым ещё не удалось отвоевать себе государство по своей сути являются отношениями, построенными на чистом насилии. При этом различные национализмы ведут между собой экономическую, политико-дипломатическую, идеологическую и военную конкурентную борьбу за источники сырья, рынки сбыта, инвестиционные площадки для экспорта капитала и за геостратегические позиции. Эта непрерывная глобальная конкурентная борьба разных национализмов ведётся за счёт и на горбу мирового пролетариата. Капитал, государство, а также государственные и частные СМИ и их идеологические аппараты раскалывают и натравливают друг на друга пролетариат во всем мире. Мировой пролетариат производит богатство всемирного капитала и платит в этой конкурентной борьбе своим счастьем, здоровьем и жизнью.

Если империализм является экспансией капиталистических национализмов, то настоящий антиимпериализм может быть только антикапиталистическим и антинациональным и основываться только на реальной классовой борьбе пролетариата. В настоящий момент реальная классовая борьба пролетариата ведётся в рамках капитализма за более высокую зарплату и/или короткий рабочий день или против растущих нападок капитала, т.е. в большинстве своём носит воспроизводительный характер. Такая борьба воспроизводит пролетариат и капитализм постоянно на новом уровне, на новой основе. Однако эта воспроизводительная борьба имеет также свои революционные тенденции, такие как присваивание продуктов и средств производства, а также пролетарское насилие против капиталистов, менеджеров, политиков и репрессивных органов государства и капитала. Именно эти революционные тенденции воспроизводительной классовой борьбы являются основой борьбы социальных революционеров и революционерок. Социальная революция может развиться только из ситуации, при которой произойдёт мощное обострение воспроизводительной классовой борьбы. Предполагаемая социальная революция может состоять только из перманентного процесса разрушения национальных государств, в конце которого возникнет глобальное бесклассовое и безгосударственное общество. Настоящий антиимпериализм может быть только социально-революционным, а именно антикапиталистическим и антинациональным!

В противоположность этому «антиимпериализм» мелкобуржуазных политических левых, которые поддерживают «угнетённые» и «прогрессивные» национализмы против западного империализма, является полностью реакционным. Очевидно, что после вовлечения северосирийского и североиракского левого национализма в совместную борьбу с западными империалистическими государствами против «Исламского Государства», мелкобуржуазные политические левые более или менее напрямую также стали союзниками западного империализма.

Союз империалистов и «антиимпериалистов»

Эту как минимум косвенную коалицию, состоящую из империализма и «антиимпериализма», к началу гражданской войны в Сирии в 2011 ещё нельзя было предвидеть. Западный империализм под командованием США, Турции, Саудовской Аравии и Катара более или менее поддерживали исламистские силы в борьбе против режима Асада. Как вооружённые группировки противники Асада, точно также и их региональные и западные спонсоры вели и ведут между собой экономическую, политико-дипломатическую и даже вооружённую борьбу. В то время как военная промышленность ведущих капиталистических стран радуется рынку сбыта в Сирии, один из её клиентов – исламизм – празднует свою идеологическую и военную оргию. Турция, Саудовская Аравия и Катар преследуют цель усиления своего влияния как в борьбе против Сирии, точно также и друг против друга. Западный альянс, который состоит из США и стран Европейского Союза, и в котором страны также ведут между собой внутреннюю конкурентную борьбу, имел и имеет своей целью свержение режима Асада и ослабление геостратегической роли России. Россия до сих пор имеет морскую базу в сирийском Тартусе. Кроме того, региональная держава Саудовская Аравия и мировой жандарм США посредством дестабилизации ситуации в Сирии пытаются ослабить влияние её союзника Ирана.

«Антиимпериалистические» мелкобуржуазные левые поддерживают косвенно режим Асада и в той или иной мере российский империализм. Мы, социальные революционеры и революционерки, вели и ведём борьбу против бойни, которую устраивает мировой капитал пролетариату в Сирии. Одной из политических фракций мирового капитала является режим Асада, точно также как и его защитник Россия. На другом полюсе находятся другие исламистские противники Асада, которые также относятся более или менее к политической фракции мирового капитала, и, конечно, их западные сторонники являются хребтом этой мировой системы. Поскольку мелкобуржуазные политические левые поддерживают более или менее режим Асада, северосирийский левый национализм и Россию против западного империализма и региональных держав, они становятся совместными организаторами бойни по отношению к пролетариату и одновременно политической фракцией всемирного капитала!

Однако в последнее время на поверхности среди воюющих сил произошло смещение. Во второй половине 2014 г. одна из сторон анти-асадовской коалиции ИГ стала настолько сильной, что США были вынуждены организовать новую смертоносную коалицию с курдским национализмом против них. Поддерживая курдский национализм, большая часть мелкобуржуазных политических левых косвенно становятся частью этой коалиции.

Рассмотрим этот процесс поточнее. ИГИЛ, которая поддерживалась союзниками США, а именно Турцией, Саудовской Аравией и Катаром, своим расчётливо-сумасшедшим террором стала дестабилизировать не только части Сирии, но и союзника США Ирака. ИГ возникла как результат реакционно-националистического исламского сопротивления против вторжения США в Ирак. В начале ИГ была частью Аль-Каиды, но в середине 2013 г. откололась от неё. Костяк руководящей силы ИГ состоит из бывших офицеров армии свергнутого США режима Саддама Хусейна. После завоевания огромных территорий на северо-западе Ирака и восточной Сирии 29 июня 2014 г. исламисты провозгласили государство под названием халифат. В рамках гражданской войны в Сирии ИГ воюет как против режима Асада, так и против вооружённой оппозиции Сирийской свободной армии (ССА) и курдского меньшинства. Исламисты ИГ финансируют себя и свой террор пожертвованиями из Катара, Саудовской Аравии, Кувейта и Арабских Эмиратов. Дополнительными источниками прихода являются доходы от продаж сырой нефти с захваченных территориях, разворовывание археологических находок античной и исламской культуры, с продажи женщин как «невест», взымания таможенных пошлин и налогов и с выкупов заложников.

В январе 2014 г. ИГИЛ захватил города Рамади и Эль-Фаллуджа, но скоро сдал их в пользу вождей суннитских племён и региональной полиции. В июне 2014 г. исламистам удалось завоевать второй по величине город Ирака Мосул. Восхождению ИГ в Ираке очень способствовала дискриминирующая политика шиитского режима Малики по отношению к суннитам и позиция буржуазной суннитской оппозиции, которая видела в ИГ союзника или рассматривала его как наименьшее зло. Taким образом, режим Малики, который пытался проводить политику «усидеть на двух стульях» между США и Ираном посредством своего террора против суннитов сам возвеличил ИГ.

Не приуменьшая реакционный характер буржуазной суннитской оппозиции, надо заметить, что не только ИГ, но и связанное союзом с США и Ираном иракское правительство со своими отрядами шиитской милиции являются абсолютно асоциальными убийцами и палачами. Особенно в этом деле преуспели поддерживаемые иранским империализмом боевики шиитских «Бригад Бадр». Во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг. «Бригады Бадр» сражались на стороне Ирана. После войны они продолжали устраивать террористические акты в Ираке. Отношение между «Бригадами Бадр» и Ираном по-прежнему остаются хорошими. В прессе можно встретить фотографии из зон боев против ИГ, на которых босс бригад Хади Аль-Амири позирует вместе с генералом Касемом Сулеймани, командиром иранского элитного спецподразделения «Аль-Кудс».

Иракский курдский национализм борется также против ИГ. В конце июля 2014 г. вооружённые подразделения иракского курдского национализма, Пешмерга, после ожесточённых боев в окрестностях Мосула отступили, потеряв 77 бойцов убитыми. После этого поражения незащищенное езидское меньшинство региона стало мишенью террора и массовых убийств со стороны ИГ. В этом и заключается дилемма монополии государства на принуждение и насилие – невооружённая беззащитность мелкобуржуазного и пролетарского населения. Эта беспомощность мелких буржуа и пролетариев по отношению к «чужому» национализму служит пропагандистскому оправданию «своего» национализма. Однако для каждого «своего» национализма гражданское население является не чем иным, как массой для манёвров и пушечным мясом. Бегство пешмерга послужило поводом для РПК и YPG выставить себя и свои вооружённые отряды как истинных защитников курдского народа. 30 июля для борьбы против ИГ езиды также создали свои вооружённые формирования «Силы самообороны Шангала» (YBŞ).

Мы констатируем: В этой кровавой бойне мелкие буржуа и пролетарии в Сирии и Ираке натравливаются друг на друга разными национализмами, в том числе и курдским, а также разными империализмами. Здесь нет ни хороших, ни плохих.

К началу широкомасштабного наступления ИГ мелкобуржуазные левые в Европе и России ещё проводили различие между иракским курдским национализмом и сирийским курдским, а именно между кланом Барзани и его «Демократической партией Курдистана» (ДПК) в Ираке и дочерней партией РПК – «Демократическим союзом» (PYD) в Сирии. Затем после того как оба национализма объединились под крышей империалистического альянса под руководством США, левакам уже было невозможно делать различи. Однако это объединение происходило на фоне обострения конкурентной борьбы между обоими национализмами. Власти Иракского Курдистана, которые по собственному признанию имеют достаточно хорошие отношения с региональной державой Турцией, помогали ей в организации блокады и эмбарго против курдской автономии в Роджаве. Хотя в Роджаве имеются политические консервативные партии, близкие к иракской партии ДПК, но они относительно не имеют влияния. Эти партии бойкотируют подгосударственные структуры и обвиняют партию «Демократический союз» (PYD) в установлении однопартийной диктатуры. Однако, как мы уже заметили, позднее пешмерга и «Отряды народной самообороны» (YPG) объединились в рамках империалистического союза против ИГ, которым руководили США.

В начале пока террор ИГ не выходил за рамки геополитических интересов США, он мало интересовал американский империализм. Но после захвата огромных территорий, на которых расположены многочисленные нефтяные источники и нефтеперерабатывающие заводы, по мнению США, террор, распространяемый ИГ, вышел за свои рамки дозволенности.

Кроме того, американский империализм своим вмешательством хотел ограничить растущее влияние Ирана на иракское правительство. Так, у США имелись веские причины восстановить своё пошатнувшееся влияние в Ираке посредством империалистического альянса против ИГ. Начиная с 8 августа 2014 г. США начинает воздушные бомбардировки позиций ИГ в Ираке, а также в Сирии. Во время авианалётов в Сирии США объективно вошли в косвенный союз с режимом Асада, хотя никто не спрашивал разрешения на воздушные налёты, сирийское правительство даже не предупреждалось о них. Официально стратегической целью США, как и прежде, было свержение режима Асада, но на тот момент борьба против ИГ вышла на первый план. Союзник Сирии Россия осудила воздушные налёты без согласования с Асадом как нарушающие нормы международного права и суверенитета Сирии. Российский империализм в своей конкурентной борьбе против США использует нормы международного права и территориальную целостность национальных государств точно так же, как она во время империалистической аннексии Крыма в начале 2014 г. их игнорировала. Так уж повелось с нормами международного права, определённые империалисты используют их, если надо поставить на место своих империалистических конкурентов, и они игнорируются, если они мешают расширению собственного национального влияния. Нормы международного права – это слабые стандарты, которые установили конкурирующие между собой национальные государства, структурным олицетворением которых является международный судья под названием ООН. Крупнейшие империалистические государства, которые обладают атомным оружием, контролируют ООН. Нормы международного права ещё ни разу не предотвратили ни одну войну, зато они многочисленно использовались в пропагандистских целях для оправдания войн. Так, например, в начале 50-ых годов американский империализм вёл свою империалистическую войну в Корее под флагом ООН. Для левых пацифистов международное право является большим идеалом, в то время как для нас, социальных революционерок и революционеров, оно является юридическим выражением мирового капитализма.

Режим Асада в Сирии попытался использовать поворот в стратегии США, чтобы стать частью империалистического альянса против ИГ. Так, сирийское правительство приветствовало воздушные налёты США на позиции ИГ на своей территории. Но американский империализм пока сторонился включить режим Асада напрямую в коалицию против ИГ. Так, США продолжают делать ставку на «умеренную» вооружённую оппозицию Сирийской свободной армии (ССА), которая сейчас должна была воевать не только против режима Асада, но и против ИГ. Ещё до начала авиаударов по позициям ИГ в Сирии 17 сентября конгресс США выделил 500 миллионов долларов на поддержку ССА. В то время как правительство Сирии открыто приветствовало воздушные налёты, империалистическую поддержку ССА оно, разумеется, отклонило.

После стратегической переориентировки американского империализма, который стал рассматривать борьбу против ИГ как первоочередную цель, появились также разногласия с союзником по НАТО Турцией. Основными целями Турции по-прежнему остаются свержение режима Асада с помощью ИГ и ослабление автономного региона Роджава. Так, ещё до начала бомбардировок турецкий империализм напрасно пытался уговорить своих союзников по НАТО создать бесполётную буферную зону вдоль границы на севере Сирии. В свою очередь, Турция отказалась предоставить свои аэродромы для воздушных налётов военно-воздушным силам США. Выбрав такой курс, турецкое правительство попало как под давление местного курдского национализма, так и под американского империализма.

Особенно это произошло во время боев вокруг города Кобани (араб. Айн-эль-Араб), которые курдский национализм вёл и ведёт при поддержке империалистического альянса и мелкобуржуазных политических левых. Курдские националисты требовали от турецкого империализма, чтобы он перестал поддерживать ИГ и пропустил бы курдских бойцов и вооружение через границу для защитников города. Осенью 2014 это привело к тяжёлым столкновениям между турецким государством и курдскими националистами.

Немецкий империализм также использовал изменение в стратегии США, чтобы усилить своё геополитическое влияние в регионе. Ещё в начале 2013 г. бундесвер разместил в Турции на границе с Сирией зенитный ракетный комплекс «Пэтриот». С сентября 2014 г. ФРГ принимает активное участие в империалистическом альянсе против ИГ. Так, режим Меркель планирует вооружить до 10.000 курдских пешмерга автоматами, ручными противотанковыми гранатомётами, противотанковыми ракетами и военными автомобилями. Кроме того, иракские курдские солдаты проходили военную подготовку на базе в немецком городке Хаммельбург. Но этого для немецкого империализма было не достаточно. Так, министерство обороны Германии планирует строительство военного учебного центра в столице курдской автономии Эрбиле. В декабре 2014 г. немецкое правительство официально объявило о посылке 100 солдат бундесвера в Ирак для инструктажа бойцов пешмерга.

Сирийский курдский левый национализм также использовал изменения в стратегии американского империализма, чтобы стать частью альянса против ИГ. При этом он стал открыто требовать помощи от «международного сообщества» капиталистических империалистических государств. Это в порядке вещей для буржуазных национализмов. Однако если бы курдская лево-националистическая партия PYD была бы действительно антикапиталистической силой, как это утверждают некоторые мелкобуржуазные леваки, то она бы попыталась создать первые ростки бесклассового и безгосударственного общества и призвала бы к солидарности мировой пролетариат, а не просила помощь у империалистов. Но политические партии объективно могут быть только буржуазными. После того как США в начале в основном бомбили находившиеся под контролем ИГ нефтяные источники и нефтеперерабатывающие заводы, во время бойни вокруг Кобани силы самообороны сирийских курдов YPG и YPJ, иракские пешмерга и вооружённые силы Дядюшки Сэма вступили в прямой военный союз.


Бои за Кобани - рождение мифа

15 сентября 2014 г. ИГ начинает наступление на курдский кантон Кобани на севере Сирии. В течениие трёх недель ИГ удалось захватить весь кантон и взять одноимённый город в плотное кольцо. YPG и YPJ превратили защиту города в важнейший пост борьбы сирийского курдского национализма против исламизма. При этом их поддерживали РПК, американский империализм и частично Сирийская свободная армия (ССА). С начала боев до 10 декабря около 300.000 гражданских лиц было эвакуировано в Турцию. Уже начиная с 24 сентября американский империализм стал поддерживать сирийский курдский национализм авианалётами на позиции ИГ. 28 сентября исламские джихадисты начинают широкомасштабное наступление на город Кобани, после которого большинство гражданского населения покинуло город. До 1-го октября 2014 г. исламисты захватили около 300 курдских деревень. 3 октября исламисты увеличили интенсивность атак на Кобани и 6 октября им удалось даже войти в город. В течение этого дня происходили уличные бои между исламистами и курдскими националистами. Последние призвали в этот день гражданское население покинуть город. В такой ситуации с социально-революционной точки зрения побег из города также был бы правильным решением, чтобы не погибнуть полностью бессмысленной смертью на поле брани между курдским национализмом и американским империализмом, с одной стороны, и исламизмом, с другой. Так, ночью с 6 по 7 октября около 700 беженцев перешли турецкую границу.

Ночью 13 октября курдским националистам удалось отвоевать назад два ранее захваченных ИГ района на юго-западе и северо-востоке Кобани. Американский империализм поддерживал эти отвоевания воздушными налётами на позиции джихатистов. В этот момент сотрудничество между курдским национализмом и интернациональной коалиции против ИГ стало особенно интенсивным. Так, один из командиров YPG Джан Полат в интервью турецкой либеральной газете Радикал заявил: «Мы координируем наши действия с силами интернациональной коалиции. У нас тесное сотрудничество в области обмена информации, а также в вопросах воздушных налётов». Также один из представителей YPG постоянно находился в центре координации воздушных налётов. Марионеточная пехота американского империализма в Сирии, т.е. бойцы Сирийской свободной армии (ССА) численностью до 70 человек также принимали активное участие в битве за Кобани. Наконец, когда 29 октября 70 бойцов иракских курдских пешмерга добрались до Кобани, это привело к настоящему курдскому национальному единению.

Благодаря включению курдского национализма в империалистический альянс, Запад смог преподнести свою войну против ИГ как гуманитарную освободительную операцию. «Мы не можем бездейственно смотреть!» - под таким цинично-лживым лозунгом выступает западный империализм. На самом деле вопрос принятия участия того или иного империализма в массовой бойне зависит напрямую от его экономических и геостратегических интересов. Конечно, бывают случаи когда массовые убийства происходят не при прямом участии разных империализмов, а при их молчаливом согласии. С точки зрения пролетарской классовой перспективы, социальные революционеры и революционерки должны принципиально бороться как против активного участия, так и пассивного наблюдения разных империалистов в этой глобальной бойне. Мы, пролетарские революционерки и революционеры, не требуем от разных империализмов и национализмов, как это делают мелко-буржуазные левые, проводить «другую политику», а подготавливаем разбитие всех империализмов и национализмов. И такую позицию никак нельзя назвать сектантской, т.к. буржуазный «мир» и «национально-освободительное движение» как разные формы левой реальной политики являются частями капиталистической резни против пролетариата.

Нет, мы ничего не требуем от разных империалистов, националистов и мелкобуржуазных политических левых. Мы требуем от самих себя, наших коллег по работе, сестёр и братьев по классу, организовать совместную последовательную борьбу как против буржуазного мира, так и против империалистической войны. На местах самооборона гражданского населения против ИГ – а также если необходимо и бегство – должна быть организована по возможности на практическом и сознательном уровне независимо от разных националистов и империалистов. Социальные революционеры и революционерки в борьбе против одной из фракций мирового капитала должны быть всегда независимы от других фракций мирового капитала. Это означает, что необходимая социально-революционная борьба против ИГ должна вестись независимо от империалистического альянса, включая и курдский национализм.

Те, кто организует империалистическую бойню в Сирии и Ираке ссылаются в целях своей пропаганды «на людей», которые преследуются, подвергаются пыткам и убийствам со стороны ИГ. На самом деле они это делают для того, чтобы сами могли бы убивать в интересах производителей оружия, бесперебойной поставки нефти и лучшей геостратегической позиции конкретного национального государства. Как мы уже заметили выше, союзники США против ИГ, а именно иракское правительство и отряды шиитской милиции являются такими же убийцами и палачами. Называть их «наименьшим злом» по сравнению с ИГ могут только циники-империалисты и их подручные. Мелкобуржуазные правозащитники беспомощно взывают к империалистическим державам и их региональным вассалам, чтобы те, наконец-то, остановили ИГ и обеспечили соблюдение прав человека. Однако только мировая социальная революция может положить конец действиям убийц и палачей капитализма.

Таким образом, человеколюбивая внешняя оболочка империалистического альянса против является мифом! Но это уже старая песня. Классическим примером попытки представить империалистические завоевания и убийства как «человеколюбивое освобождение» является Вторая мировая война. До сегодняшнего дня антифашизм пытается представить американский империализм, который организовал атомную бойню в Японии, и советский империализм, который завоевал всю Восточную Европу и стал жестоко эксплуатировать и угнетать пролетариат, как освободителей! При этом надо заметить, что эти антифашистские «освободители» бомбили не подъездные пути к Освенциму, а жилые кварталы в Германии. Нет, атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки – это не наименьшее зло по сравнению с индустриальным уничтожением людей в Освенциме и Бухенвальде, что тоже является примером империалистической резни всемирного капитализма по отношению к мировому пролетариату. Также жертвы среди гражданского населения после бомбардировок американским империализмом позиций ИГ в Сирии и Ираке не являются для нас наименьшим злом по сравнению с убийствами боевиков ИГ. Американский империализм со своими палачами из ЦРУ является таким же выражением варварства капиталистической цивилизации, как и исламисты. Обоюдное показывание пальцем на трупы других – это отвратительный метод всех фракций мирового капитализма. Это отвратительное зрелище должно отвлечь от того факта, что все убитые в результате империалистической войны являются жертвами мирового капитализма в погоне его разных фракций за максимальной прибылью и политико-идеологическим влиянием. Настоящая антикапиталистическая позиция заключается в последовательной борьбе как против ИГ, так и против американского империализма с его союзниками РПК и PYD!

Особенно лево-буржуазные приспешники сирийского курдского национализма впадают в экстаз при виде вооружённых женщин из отрядов самообороны YPJ. Они опять не могут понять диалектическую взаимосвязь между национальным милитаризмом и буржуазной эмансипацией женщин, которую символизирует YPJ. Долгое время практика патриархального разделения ролей в национальной семье состояла в том, что мужчины шли на фронт, а женщины преимущественно посвящали себя биосоциальному воспроизводству в семье. Однако капиталистическая и буржуазная эмансипация женщин позволила в рамках некоторых национализмов также женщинам убивать и умирать на поле боя в интересах национальных государств и капиталов. Так, в сионистском Израиле существует воинская повинность для обоих полов. Очевидно, что пролетарские революционеры и революционерки должны бороться, как против секситской дискриминации женщин, так и против их интеграции в буржуазно-национальный милитаризм. Пролетарские революционеры и революционерки выступают за то, чтобы женщины-пролетарии были признаны со стороны мужчин по классу равноправными, включая военными, бойцами. YPJ является организацией буржуазной эмансипации женщин и национальным военизированным формированием. Поэтому с пролетарско-революционной классовой позиции мы ведём борьбу против YPJ как против буржуазно-реакционной организации. Однако, как уже стало ясно, левые мелкие буржуа пытаются полностью извратить реакционный характер сирийского курдского национализма, чтобы иметь возможность его поддерживать.

Но даже если признать тот факт, что несмотря на то, что в Роджаве сейчас развивается национальная форма осуществления и претворения в жизнь капитализма, и все «антикапиталистические перспективы» являются всего лишь проекциями мелкобуржуазных левых, должны ли несмотря на это революционерки и революционеры поддерживать современные демократические госструктуры против сверх жестоких и фанатичных убийц из ИГ? Нет, и ещё раз нет! Те, кто всегда пытаются защитить наименьшее зло, помогают этим воспроизводству большего зла. В этой конкурентной борьбе разных национализмов для социальных революционерок и революционеров не может быть наименьшего зла. Мировая буржуазия (капиталисты, менеджеры, профессиональные политики, высокопоставленные госслужащие и военные) посредством националистических идеологий правят над мировым пролетариатом (глобальный рабочий класс и безработные нижние слои населения). Курдские пролетарии и мелкие буржуа в Роджаве для политических боссов PYD также являются массой для манёвров их демократической автономии в рамках сирийского государства. Сирийский курдский национализм является частью большого зла, т.к. он натравливает мировой пролетариат в конкурентной борьбе национализмов друг на друга. Нет, мы должны бороться против капитализма со всеми его национализмами и политическими фракциями, чтобы остановить перманентную бойню всемирного капитала по отношению к мировому пролетариату.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments