За самоупразднение пролетариата! (tenox) wrote in anarho_feminizm,
За самоупразднение пролетариата!
tenox
anarho_feminizm

Демократический конфедерализм как форма капиталистической модернизации

Во второй статье текста «Курдский национализм – враг мирового пролетариата» мы проанализировали историю репрессий арабского сирийского национализма по отношению к курдскому меньшинству в Сирии. Возникновение и становление левого курдского национализма в Сирии, его современную идеологию и практику «демократического конфедерализма». В статье также присутствует критика (мелко)буржуазной эмансипации женщин в Роджаве и, конечно, большинства левых в мире, которые видят в событиях, происходящих в сирийском Курдистане, что-то выходящее за рамки капитализма.


Курдские женщины-бойцы из бригад обороны (YPJ). Июль 2014 г.


Арабский сирийский национализм

В сирийском национальном государстве курды являются самым большим языковым и культурным меньшинством. Сирия возникла на обломках Османской империи после того, как страны-победители в Первой мировой войне пытались оторвать себе кусок побольше и вначале находилась под французским мандатом. Однако в 1946 г. Сирия стала независимой страной с сильными госкапиталистическими тенденциями и вмешательством государства в экономику. В 1957 г. Осман Сабри вместе с другими националистами основал Демократическую партию Сирийского Курдистана (ДПСК). Целью этой партии было создание более широкой культурно-национальной автономии в рамках демократической Сирии. Таким образом курдский национализм в Сирии изначально был мотором капиталистической модернизации. Однако для левых мечтателей национальная и демократическая автономия является не одной из форм осуществления и утверждения капитализма и вместе с этим принципиально реакционным явлением, а как бы чем-то эмансипированным и прогрессивным. Начиная с момента появления национал-демократы из ДПСК стали объектами репрессий сирийских националистов.

После провала переговоров о создании союзного государства с Египтом в 1968 г. Сирия объявила себя арабской республикой. Курды быстро стали «инородным телом» внутри сирийской арабской нации. В результате специальной переписи населения в 1962 г. в населённой преимущественно курдами северной провинции Аль-Джазира 120 000 курдов (20% от тогдашней общей численности сирийских курдов) были объявлены иностранцами. Сортировка курдов на «граждан» и «иностранцев» со стороны сирийских националистов была очень произвольной: так, вдруг члены одной и той же семьи оказывались «гражданами» и «иностранцами». Это была сверхрепрессивная демонстрация того факта, что нация сама по себе не является чем-то естественным, и именно капиталистическое централизованное государство решает, кто может принадлежать к ней, а кто нет. Под предлогом обмена удостоверения личности у многих курдов забирались паспорта, и им присваивался статус «иностранца» или ещё хуже - статус «незарегистрированного». Кампания лишения гражданства курдов проходила под такими националистическими лозунгами как: «Сохранить Аль-Джазиру арабской!» и «Огонь по курдской опасности!».

В 1965 г. сирийское государство приняло решение о создании «арабского пояса» вдоль границы с Турцией. Это националистическое заграждение было длиною в 350 км и шириной 10-15 км и простиралось от иракской границы на востоке до района Рас-эль-Айн на западе. Начиная с 1973 г. это националистическое изменение этнического состава населения в Аль-Джазире было приведено в действие. При этом сирийское правительство стало заселять курдские территории арабами-бедуинами. Согласно первоначальному плану арабских сирийских националистов около 140 000 курдов должны были быть депортированы в пустыню Аль-Раада на юге Сирии, однако курдские крестьяне отказались переезжать, хотя и были лишены своих наделов. Курдские крестьяне, которых сирийское государство объявило «иностранцами», не имели права иметь имущество, строить дома и даже их ремонтировать.

Правящий класс Сирии, состоящий из сильной касты профессиональных политиков и относительно слабой прослойки капиталистов, т.к. большая часть экономики находилась в руках государства, определял свой национализм посредством ограничения себя от курдской языковой и культурной общности. Каждая нация в реальности расколота между «верхом» и «низом», между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Целью националистической идеологии является завуалировать именно это классовое разделение. Для того чтобы воспроизводительная борьба пролетариата, т.е. борьба за более высокую зарплату и/или короткий рабочий день, не переросла в социальную революцию, правящий класс всяческий пытается раздуть миф о внутренних и внешних «врагах». Таким образом арабский национализм в Сирии, а вместе с этим и правящий класс, усиливали свои позиции за счёт угнетения курдов. С другой стороны, более лучшего способа усилить и зарядить на борьбу курдский национализм в Сирии арабские националисты не могли бы придумать.

Идеология демократического конфедерализма и мелкобуржуазные левые

Так, начиная с 2011 г. после начала гражданской войны и дестабилизации ситуации, курдский национализм под руководством дочерней партии РПК в Сирии партии «Демократический союз» (PYD) сумел на севере страны фактически отвоевать себе автономию. Позднее жизненной опасностью для этой национальной автономии стала исламистская террористическая банда «Исламское государство» (ИГ). На факте этой угрозы и империалистического вмешательства в сирийский конфликт мы остановимся в следующей статье. Здесь хотелось бы описать буржуазно-государственные структуры, возникшие на севере Сирии, и разрушить идеологические воздушные замки, которые ввиду последних событий в сирийском Курдистане строят себе левые в Европе и в России.

Иногда обычные буржуазные идеологи имеют более реальный подход к пониманию сущности, чем мелкобуржуазные левые. Для это мы бы хотели процитировать Википедию в вопросе государственных структур курдского левого национализма на севере Сирии в Роджаве: «Сирийский Курдистан (курд. Kurdistana Sûriyê), в курдских источниках чаще употребляется название Западный Курдистан (Rojavayê Kurdistanê) или Роджава (Rojava, букв. «запад»)— общее название для северных и северо-восточных регионов Сирии, населённых преимущественно курдами. Начиная с лета 2012 г. территория Сирийского Курдистана по большей части контролируется Высшим курдским советом и связанными с ним вооружёнными формированиями (под контролем правительства Башара Асада частично остались только Хасеке и Эль-Камышлы). В то же время Сирийский национальный совет отрицает само существование такого понятия, как «Сирийский Курдистан», и считает, что в Сирии есть только районы, населённые курдами (не на 100%) и не более того. В ноябре 2013 было создано Региональное Правительство, куда вошли курды, ассирийцы и арабы.

12 ноября 2013 года «Демократический союз» - крупнейшая курдская партия Сирии - объявила о планах по созданию переходного правительства в курдских районах на северо-востоке страны с административным центром в городе Камышлы. Регион предложили разделить на три области — аль-Джазира (мухафаза Хасеке), Кобани (Айн-эль-Араб) и Африн (мухафаза Алеппо).

21 января 2014 было объявлено о создании автономного самоуправляемого кантона Джизре с административным центром в городе Камышлы на северо-востоке Сирии. Президентом избран Экрем Хезо, назначен кабинет министров из 22 человек. Официальными языками кантона объявлены курдский, арабский и ассирийский.
Права женщин также значительно укрепились с введением системы TEV-DEM — все правительственные организации обязаны иметь в своём составе не менее 40% женщин и столько же процентов мужчин; также ведётся борьба с многоженством, убийствами чести, браками с несовершеннолетними, и прочими нарушениями прав женщин, типичными для Ближнего Востока.» (Сирийский Курдистан, https://ru.wikipedia.org/wiki/Сирийский Курдистан).

Таким образом, с помощью самых обычных буржуазных идеологов из Википедии мы можем охарактеризовать структуру, возникшую в Роджаве, как типичную государственную форму осуществления и претворения в жизнь капиталистической модернизации. Курдский национализм является современным национализмом, современным в том смысле, что он не притесняет другие языковые, религиозные и культурные общности, а пытается их интегрировать в рамках существующей системы. Все политические партии, левые или правые, являются буржуазными. По своей структуре они воспроизводят классовое разделение в виде верхушки партии, которая состоит из профессиональных политиков и партийного базиса, из пролетариев и мелких буржуа. Партии являются основой буржуазной политики, они стремятся в конкурентной борьбе с другими партиями прийти к власти или захватить её. К политической власти партии могут прийти посредством переворота, гражданской войны или парламентских выборов. Государства защищают право буржуазии на собственность, на средства производства, а политики, в свою очередь, правят в этих государствах. Такими были «К»ПСС и НСДАП, такие Единая Россия, ЛДПР и КПРФ, такой и останется курдская лево-националистическая партия PYD.

Маскировка именно того факта, что партии по своей сущности могут только воспроизводить капитализм, является задачей левых демагогов. Так, марксист-ленинист Эркан Айбога в своём интервью немецкому троцкистскому журналу Маркс21, говоря о касте правящих профессиональных политиков в Роджаве, называет возникшие там структуры «системой советов и советской моделью» (Роджава: незаметная советская революция http://navoine.info/rojava-soviet.html). Это тоже один из старых трюков марксистов-ленинистов, после того как большевики в 1917 г. с помощью рабочих советов сначала захватили политическую власть в России, чтобы потом целенаправленно посредством госкапиталистической контрреволюции разрушить их. И все это между прочим было ещё во время правления Ленина и Троцкого, а не Сталина. Своё новое национальное государство партийные «коммунисты» назвали демагогически Советским Союзом. Однако новые советы были всего лишь внешней оболочкой для «коммунистической» партийной диктатуры и госкапиталистической эксплуатации пролетариата. Они не имели ничего общего с советами как органами самоорганизации пролетарской классовой борьбы. Советы в Роджаве «Mala Gel» в переводе с курдского означают, кстати, «Народные дома» и являются обычными демократическими государственными органами, которые могут быть только политической формой правления капиталистического товарного производства.

В интервью левой мелкобуржуазной газетёнке junge Welt (Молодой мир) член правления Союза студентов из Курдистана Томас Марбургер на вопрос: «Можно ли сказать, что в Кобани упразднён капитализм?» ответил: «Нет, в Кобани ещё есть бедные и богатые, средства производства обобществлены ещё не полностью. Государственная земля была передана коммунам в целях построения кооперативов на основе самоуправления. Параллельно этому было образованно переходное правительство, состоящее из представителей партии «Демократический союз» (PYD). Из-за напряжённой ситуации ещё не было возможным провести выборы» (Демократическая автономия расширяется посреди войны, junge Welt, стр. 8, 27 октября 2014 г.).

Таким образом, в Роджаве налицо все политические категории, которые характерны для капиталистического государства: партии, правительства, самоуправление на местах и выборы. Однако как обстоят дела с сельскохозяйственными кооперативами? В рамках капиталистического государства такие товарищества по совместной обработке земли являются ничем иным, как мелкобуржуазной коллективной формой товарного производства. Некоторые самоуправляющиеся кооперативы уже стали нормальными капиталистическими фирмами, но нигде в мире такие товарищества в рамках национальных государств не стали ростками бесклассового и безгосударственного общества. Между прочим это также относится и к коллективам, которыми управляли анархо-синдикалисты из CNT во время гражданской войны в Испании. Настоящее обобществление средств производства возможно только при разрушении государства и ликвидации товарно-денежных отношений. В экономически слаборазвитых курдских регионах кооперативы в рамках демократической автономии являются одной из стадий развития капиталистического товарного производства. Таким образом, курдский левый национализм в Роджаве опять-таки является формой осуществления и приведения в жизнь капитализма, а никаким не антикапиталистическим движением.

(Мелко)буржуазная эмансипация женщин в Роджаве

Устанавливая квоты для женщин в органах власти и создавая отдельные женские батальоны, левый курдский национализм даёт толчок буржуазной эмансипации женщин. Классовая структура капиталистического общества такова, что даже в современных капиталистических странах происходит дискриминация женщин. В процентном отношении сегодня в мире капиталистки, женщины-менеджеры и женщины-политики находятся в меньшинстве, но пролетарские женщины подвергаются особенно жёсткой эксплуатации. Зарплата работниц всё ещё намного ниже, чем у рабочих, и, кроме того, подавляющее большинство биосоциального воспроизводства, т.е. рождение, воспитание и уход за детьми в семье лежит на их плечах. (Мелко)буржуазный феминизм может добиться только равноправия полов при одновременном сохранении классового разделения, т.е. равноправия между менеджерами и менеджерками капитала, a также между пролетариями и пролетарками. Мы, социальные революционерки и революционеры, в вопросе эмансипации женщин имеем чёткую классовую позицию. В то время как мы с оговорками поддерживаем воспроизводительную классовую борьбу женщин за право иметь равную зарплату с мужчинами, выступления (мелко)буржуазных дам за женскую квоту в политике и в экономике нас абсолютно не интересуют. Однако воспроизводительная классовая борьба, т.е. борьба за высокую зарплату и/или короткий рабочий день, также может привести лишь к буржуазной эмансипации женщин – если она не перерастёт в социальную революцию. Поэтому коммунизм стремится к разрушению государства, капитала и патриархата посредством социальной революции, в то время как (мелко)буржуазные феминизм хочет всего лишь реформировать капитал и государство. Социальные революционеры и революционерки борются не за то, чтобы в органах власти и на руководящих постах в экономике было бы больше женщин, а за то, чтобы работницы также свергли женщин-шефов, в то время как (мелко)буржуазный феминизм хочет приумножить их количество. Очевидно, что в Роджаве мы имеем дело именно с (мелко)буржуазным феминизмом, т.к. в рамках государственных структур эмансипация женщин может быть только буржуазной.

Западные и российские леваки на службе у курдского левого национализма


Таким образом, в Роджаве налицо неравномерное развитие. В то время как экономика очень отсталая, мы видим сверхсовременную политическую надстройку в виде многонационального с большой квотой женщин-политиков в органах власти государства. Однако все национальные государства, т.е. также политически корректные, являются структурными классовыми врагами мирового пролетариата. Все профессиональные политики живут за счёт труда пролетариата тем, что они посредством налогов присваивают себе в виде зарплаты часть добавленной стоимости, которую производят рабочие и роботницы. Везде во всем мире профессиональные политики управляют капиталистической эксплуатацией пролетариата и подвергают его репрессиям, когда он начинает классовую борьбу. Поддержка одного государства в борьбе против другого или одной государственной формы против другой всегда оборачивалась горькими поражениями для пролетариата. Поэтому мы, социальные революционерки и революционеры, боремся против курдского национализма в северной Сирии как и против любого другого национализма, а не защищаем его в борьбе против другой политической фракции мирового капитала. В противоположность к этому мелкие буржуа из марксистской и анархистской среды отличаются от нас тем, что прославляют и защищают курдский левый национализм и тем самым подготавливают новые поражения для пролетариата. Солидарность с РПК и PYD – это солидарность с курдскими политбонзами против курдского пролетариата! Даже если сегодня не сложилась революционная ситуация, это не значит, что необходимо активно поддерживать контрреволюцию. Солидарность с курдским левым национализмом – это активная подготовка контрреволюции!

РПК, как и PYD, была и остаётся политической фракцией мирового капитала. После того как госкапиталистическая опция отпала, РПК остаётся только посредством идеологии «демократического конфедерализма» попытаться воспроизвести на территориях с курдским населением частный капитализм, но только уже на новом уровне. При этом мелкобуржуазные левые, являясь рупором курдского левого национализма на Западе и в России, пытаются завернуть его капиталистическую сущность в ярко-красную обёртку.

Рассмотрим попытку левых надеть капитализму социалистическую маску на примере статьи «Радикальных левых» автономов из Нюрнберга, Германия: «В Роджаве сейчас осуществляется социалистический проект построения нового общества, который пытается объединить все этнические и религиозные группы и осуществить уравнение в правах мужчин и женщин на практике. Несмотря на катастрофические последствия гражданской войны в Сирии, начиная с 2011 г. люди в регионе Роджава начали претворять в жизнь политическую и социальную революцию, которая дала толчок альтернативному развитию во всех сферах общественной жизни. Вдохновлённые моделью «демократического конфедерализма» люди стали создавать органы местного и регионального самоуправления в виде демократических и женских советов, а также была создана служба безопасности(!), которая действует на демократических принципах. Советы организованы на многонациональной, многорелигиозной и антипатриархальной основе и выходят за рамки буржуазно-капиталистического государства» (Solidarität mit Rojava/Kobanê – Das Projekt der demokratischen Autonomie verteidigen!, Солидарность с Роджавой/Кобани - все на защиту проекта демократической автономии, http://www.redside.tk/rl/?p=1772). Да, это уже выдающееся достижение левобуржузной демагогии! Если Роджава является «демократией советов», то любая европейская страна также является ею!

Международное анархистское движение сейчас частично точно также одурманено новейшими лебертарно-демократическими фразами курдского левого национализма как когда то многие партийные «коммунисты» марксистско-ленинистской риторикой РПК. Зададимся вопросом: почему именно политические левые по своей природе так восприимчивы по отношению к капиталистическим государствам? Так как по своему социальному составу вся левая сцена состоит в основном из студентов, интеллигентов и нескольких потерявших ориентир пролетариев, которые в рамках левой сцены полностью утратили своё классовое сознание. Также левая сцена состоит из всяких профессоров и интеллигентов, которые не хотят потерять неплохую работу и поэтому боятся выступать с радикальных позиций. Из студентов, которые хотят насладится альтернативным образом жизни перед тем, как полностью приспособиться к мещанской обывательской среде людей с высшим образованием. Из депутатов разных социал-демократических левых партий, журналистов левых изданий, которые, конечно, также не должны радикально оформлять свой идеологический товар, так как на это сегодня нету спроса на рынке. И, конечно же, левая сцена состоит из антифашистов и антифашисток, антирасисток и антирасистов и феминисток, активность которых частично финансируется деньгами и грантами извне, штатными идеологами таких левых фондов, как, например, Фонд Розы Люксембург, и из членов образовательных аппаратов профсоюзов. Ах да, еще есть антиавторитарные левые, которые прекрасно чувствуют себя в своих самоуправляющихся кафе и поэтому с большим пониманием относятся к демократической автономии курдского левого национализма. Таким образом, левая сцена в основном состоит из интеллектуалов и политиков, которые полностью интегрированы в товарное производство, гражданское общество и демократическую парламентскую государственную систему. Левая сцена не в состоянии действительно бороться против капитализма, но она очень быстро оппортунистически приспосабливается ко всякого рода национальным и политическим фракциям капитала.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 2 comments